ofeliyadd: (Default)


21 августа 2004

Юлия Тимошенко дала интервью германскому изданию Freitag.

Freitag»: У Вас столько кличек, что создается впечатление, будто Вы превратились в легенду новейшей украинской истории.

Тимошенко: Мифы посвящаются людям, о которых с удовольствием говорят на кухне. Я, собственно, не имею ничего против мифов, если соблюдается какая-то мера. Но когда я постоянно слышу, будто у меня под Киевом, по меньшей мере, уже 20 громадных домов, поскольку имею огромное состояние, тогда мне больше не до смеха.

«Freitag»: Вас постоянно обвиняют, будто будучи «газовой принцессой» Вы вели незаконный бизнес.

Тимошенко: Эти обвинения были ни чем иным, как попыткой вытеснить меня из политики. В постсоветских государствах, где полностью отсутствует традиция ведения легального частного бизнеса, до суда можно довести любого предпринимателя в любое время, будь он Ходорковским и главой ЮКОСа или же хозяином киоска. Показательно уже то, что в годы преследований со стороны государства, которым я подвергалась, дело до вынесения судебного приговора никогда не доходило. Наоборот, есть десятки судебных решений, которые подтверждают, что я как предприниматель не нарушила ни одного закона.

«Freitag»: Чем Вы объясняете этот феномен?

Тимошенко: Я со своими адвокатами вывела борьбу против системы на политическую арену. Мы смогли даже создать важный юридический прецедент. Согласно украинской конституции, можно подавать жалобу на решение любого руководителя. Так мы и сделали, дошли до Конституционного суда, чтобы обвинить прокуратуру в том, что она возбудила против меня уголовное дело, не имея для этого фактического материала — и мы выиграли.

«Freitag»: Постсоветское общество не отличается особой «политкорректностью». Это Вам не мешает реализовывать себя в экономике и в политике как женщине?

Тимошенко: Поначалу было так, что меня мужчины вообще всерьез не воспринимали. Мужчины ведь никогда не задумываются о том, что женщина может быть для них равноправным партнером или даже сильным соперником. Как женщина я вынуждена уметь справляться с тем, что уготовано судьбой. Мужчины думали, что я ни что иное, как прикрытие, за которым стоит мощный мужчина с широкими плечами. Собственно, жаль, что многие мужчины в последнее время поняли, что это не так. Я в результате потеряла громадное преимущество.

«Freitag»: Рассказывают, что для первой встречи с Ремом Вяхиревым, всемогущим главой российского энергетического концерна «Газпром», Вы одели особенно сексуальный наряд: высокие сапоги и мини-юбку.

Тимошенко: Я была тогда моложе, и мне такая одежда нравилась. Вяхирев, определенно, удивился, и спросил, может ли человек, которой одевается столь экстравагантно, предложить что-то серьезное. Я думаю, он смотрел на меня с отеческой иронией. В то время все украинское энергетическое хозяйство находилось в безнадежном кризисе. Страна находилась в зависимости от поставок газа из России, но не могла за них платить. Полугосударственный российский концерн «Газпром» был вынужден поставлять газ из политических соображений бесплатно. Поэтому в письме в адрес Рема Вяхирева я предложила с тем, чтобы решить проблему, финансовую схему. После нашего первого разговора он согласился с моими предложениями. Нам удалось то, что до этого не могло сделать ни одно украинское правительство: впервые поставки российского газа оплачивались в полном объеме.

«Freitag»: Тут, наверное, понадобилось хорошее знание психологии.

Тимошенко: В определенной мере да, так как на вторую встречу с Ремом Вяхиревым я оделась как настоящая комсомолка брежневских времен — не хватало только галстука. Рем представил меня своему Совету директоров — это исключительно старые специалисты, которые, в свое время, создали советскую газовую промышленность, - и пожал мне руку: он-де никогда не думал, что из нашего соглашения что-то получится.

«Freitag»: Вы боялись попасть в тюрьму? Ведь все время повторяются угрозы, что Вы снова, как и в 2001 году, можете оказаться в следственном изоляторе?

Тимошенко: В те времена мне прямо заявляли: я или должна уйти из политики или быть в готовности сесть в тюрьму. Я сознательно решилась на второе и поэтому всегда носила с собой сумку с самыми необходимыми вещами. Арест был политическим средством давления, чтобы сломить меня, особенно путем проведения умышленно унизительного личного обыска. Потом камера. Когда я туда вошла, тут же выключили свет. Абсолютная темнота и тишина. Старый трюк, чтобы вселить в заключенного неуверенность. Я взяла себя в руки, села на свою сумку и, не двигаясь, прождала три часа, пока свет снова не включили. Окно в камере было забрано в решетку, а само помещение было очень грязным. Первое, что я попросила у своего адвоката, так это, чтобы он принес резиновые перчатки и тряпку, чтобы я могла привести все в порядок. Я находилась в следственном изоляторе 42 дня, были в это время и прекрасные моменты. 8 марта, в Женский день, к зданию тюрьмы пришли тысячи людей. Они кричали мне и поднимали на воздушных шарах цветы — это было единственный раз, когда я заплакала в тюрьме.

«Freitag»: В западной прессе сегодня чувствуется некое растущее разочарование, что касается Украины. Надежды, что страна могла бы пойти в направлении Европы, рушатся. Слышно только о коррупции, о нарушении прав человека, об отсутствии свободы прессы. Можно ли говорить, что Украина упустила свой европейский шанс?

Тимошенко: Что такое европейский шанс? Украина находится не в Африке — мы были и остаемся европейцами. Когда говорят о Европе, то имеют в виду определенную либерально-капиталистическую модель. После 1990 года восточный блок проснулся в мире, который говорил о себе, что цель развития человечества уже достигнута. Либерально-демократический капитализм представлял себя безальтернативным. Большинство постсоветских государств приняло это безо всякого сомнения и пыталось приспособиться к «европейским» стандартам. Однако, в действительности, среднеазиатские государства-правопреемники СССР двигаются в настоящее время в направлении архаичных азиатских деспотий, а Белоруссия возвращается в брежневский социализм. Остаются только Россия и Украина, страны, которые могли бы дать Западу альтернативу. Но Россию, несмотря на ее потенциал, реформировать, как это оказывается, трудно. Поэтому я считаю Украину единственной страной, будущее которой пока не решено. Это дает нам исторический шанс. Было бы хуже, если бы страна решила встать на догматический путь, ведущий в Западную Европу. Все понимают, что у нас сейчас царит хаос. Однако из этого хаоса может получиться что-то очень гармоничное.

«Freitag»: Что Вам не нравится в европейских стандартах?

Тимошенко: Я считаю неверным, что национальные традиции в глобализированном мире приговорены на вымирание. Я считаю не правильным утверждать, будто человеческая мораль тормозит развитие сегодняшнего общества. Мне не нравится агрессивно секуляризованное общество — кровосмешение между политической властью и капиталом я нахожу ужасным. Политика и деньги в современном обществе, словно сиамские близнецы. Деньги обеспечивают политическую власть, а результаты выборов зависят больше не от личности политика или от программы, а от его бюджета на избирательную кампанию. Или давайте вспомним о роли средств массовой информации. Могут ли средства массовой информации быть бизнесом? И если да, то почему тогда политические партии не являются предприятиями? Почему тогда не является акционерным обществом президентская администрация? Средствам массовой информации необходима особая форма собственности. Она должна принадлежать полностью журналистам. Им не должны диктовать волю никакие промышленные группировки.

«Freitag»: Вы сейчас говорите об Украине или о мире в целом?

Тимошенко: В первую очередь, об Украине. Но если бы мы смогли ответить на такие вопросы в нашей стране, разве это не пошло бы на пользу всем? Я не думаю о «конце истории человечества». Я верю в новую утопию 21 века. Эта утопия должна учесть негативный опыт утопий 20 столетия и снова поставить во главу угла отдельного человека. Я убеждена, что Украина могла бы стать идеальной лабораторией для такой социальной утопии.

ofeliyadd: (Default)

начало http://ofeliyadd.livejournal.com/12937.html

· Второй шаг - системное разделение, размежевание власти и капитала. Нужно прекратить порядок, когда капитал формирует свою власть, а власть конвертируется в коммерческую сверхприбыль. Даже в самых демократических странах уже давно не оценивают шансы претендента на выборный руководящий пост по гуманности его взглядов, а исключительно по величине его избирательного фонда.

А природа денег, которые побеждают на выборах такова, что они не знают, что такое жалость, милосердие, мораль, но победившие деньги знают, что такое сила, которая нужна для их сохранения и приумножения.

Можно ли разделить, размежевать власть и капитал? Можно. Я говорю это как человек, некогда создававший крупные капиталы и затем сменивший это занятие на культивирование моральности в политике. Поверьте, надежные технологии подобного разделения уже отработаны, но воплотить эти технологии в жизнь можно лишь находясь во власти. А наличие у самой действующей власти воли к самоочищению вещь достаточно редкая, практически экзотическая.


Read more... )

ofeliyadd: (Default)


9 декабря 2002

               «Новый мировой порядок: новые критерии
                      нравственностидля лидеров и элит».

Уважаемые господа!

Я уверена что вы как и я часто принимаете участие в различных круглых столах и конференциях и заранее знаете, что когда встречаются политики обычно говорят о том, как делить власть. Если встречаются бизнесмены, то там, как правило, идет разговор о том, как разделить деньги.

И даже встречи интеллектуалов часто не имеют интриги. Они говорят о том, что мир идет к катастрофе и о том, что в будущем все будет еще значительно хуже.

На эту же конференцию я приехала с особыми ожиданиями и особыми чувствами. Не так часто сегодня собираются компетентные влиятельные люди, чтобы говорить не о дележе власти, не о дележе денег, не о всемирных ужасах, а о моральных проблемах и, тем более, моральных обязательствах.
И я хочу поблагодарить всех организаторов конференции за предоставленную возможность откровенного и, надеюсь, плодотворного общения.
Когда мой пресс-секретарь узнал о теме сегодняшней беседы, то иронично заметил что говорить с политиками о морали это все равно, что говорить с людоедами о вегетарианстве. Так в общественном сознании воспринимается мораль в политике. И мы все с вами знаем, что для этого есть основания.

Hеоспоримо, что моральные принципы и моральные обязательства в политико-экономической сфере сегодня фактически отсутствуют и фундаментально заменены иными общепризнанными "ценностями": такими как национальный и корпоративный интерес, прибыль, успешность, политическая и экономическая целесообразность, карьерный рост.


Read more... )
ofeliyadd: (Default)


Мастер Илья, не обижайте своих читателей.  Я же Вас спинным мозгом чувствую.  Знаете, Мастер, Вы единственный человек с которым я себя чувствую Станиславским. Мне все время хочется Вам сказать:- Не верю! Каждый раз с удовольствием читаю Ваши импровизации по Украине, но все жду,  когда же  наконец-то Вы скажите не то что нужно Фирташу, а то, что на самом деле думаете. Один раз, правда, прорвало, и Вы послали нас… в Европу, но потом вернули назад.
 
Мне бы хотелось с Вами поговорить не как с «фирташевской пропагандой» (да простит меня Владик), а как с Ильей Осадчуком.  Помните «душа с душою говорит»? Фиг же дождешься такой чести.  Вот скажите, Мастер, Вы лично, за что так Тимошенко не любите? В контексте Фирташа  не надо объяснений. Мне Фирташ - не интересен.  Мне интересны Вы, как Илья Осадчук –человек разумный.  Вы же не для лохов пишете, они Вас не читают. Зачем же думать  о свих читателях, что они придурки?
 

Read more... )
ofeliyadd: (Default)

"Женщиной не рождаются, ею становятся"
Симона де Бовуар





Не люблю сразу по горячим следам писать рецензии. Люблю послевкусие. Посмаковать увиденное, если на следующий день событие не отпускает мою память …  Пишу.
 
Когда эти спектакли  со звездой Богословской проходили бы на деньги ее партийных спонсоров и на их каналах – на здоровье.  Господа регионалы, резвитесь на свои, но когда на национальном канале, за мои же деньги, меня кормят ерзац- продуктом -  все мое нутро начинает этому сопротивляться.   Когда на Первом национальном так позорят мою страну - ни один вменяемый человек не может нормально к этому относиться.  За державу обидно!
 
Итак. Независимый режиссер Шустер, от которого ничего не зависит.
 
Звезда сцены Инна Б.(в народе Бесноватая), ставшая звездой по блату, за чужие деньги, актриса никудышняя и бескультурная, всегда одинакова.  Назвать ее трагиком – язык не поворачивается,  комедиантом тоже – ей никогда не переплюнуть коллегу по цеху Мишаню Чечетова, на травести  этот  переросток тоже не тянет. Можно пожалуй ее назвать бенефицианткой – тут в точку, хотя на языке вертится другое – гастролерша.
 
Сценарий убогий. Постоянно дописываемый кем-то на ходу, что никогда не меняет его сути. Название всему этому «Невежество».  Театр абсурда.   Зрелище малоприятное.
 
В центре внимания нечто подобное женщине, в припадке безумия, пытающееся все вокруг превратить в бурю, ураган, цунами. Если бы статисты, сидящие в зале, были пациентами клиники душевнобольных, то этот спектакль закончился бы смирительной рубашкой, и уколом со снотворным. Беда в том, что  эти спектакли  из клиники показывают нормальным людям.  Поэтому  понять, что это было – нормальному человеку трудно: с одной стороны вроде комедия, хотя на сцене и изображают трагедию. В общем, трагикомедия, всегда превращающаяся в фарс.                        
 
Раньше таких актрис «погорелого театра» забрасывали помидорами, но нынче слишком дорогие помидоры, нам оставалось только освистать этот убогий спектакль, но…
 
Тут появилась она! И спасла весь спектакль.  Ах, как она вошла! Надо было видеть эти лица. Это звезда. Это талант. Талант не убить, не унизить, не растоптать, не надругаться над ним.  Где-то я уже все это видела…
 
Юлия… Джулия…  
 
Впрочем, лучше это увидеть.
 
Посмотрите внимательно этот фрагмент из фильма «Театр». Сначала хотела вырезать одну сцену на 2 минутты, появление Джулии на сцене, но пересмотрела всю концовку, и ничего не захотелось удалять. В этом фрагменте вся наша Юлия.  Это о ней. И конец  совершенно гениален.
«Присмотритесь внимательно к этим людям. Вот настоящий театр». Совершенно верно.
 
«Весь мир - театр, но труппа никуда не годится»,- любил говаривать Оскар Уальд.


Я смотрю на эту  женщину и спинным мозгом понимаю, что  это Великая женщина, и таких нет больше нигде. Какая там Меркель, какая Клинтон? Нет больше таких, такая родилась одна на столетие и на нашей земле.    Не всем дано этот талант постичь. Увы…    
 
Вчера начала писать этот материал, как рецензию на спектакль, а тут прочла эту заметку, undefined
а ее прочли все в Твиттере и возмутились. Как-то само собой,  в знак протеста, началась акция поддержки Юли.  Акция называлась «Признайся в любви Юле».  Решила таким образом присоединиться к акции.  Думаю, что и меня поддержат тоже. Юля, мы тебя любим! И пусть они знают, что нас много и мы не боимся.
 
Ты - Женщина, и, значит, ты - Актриса,
в тебе сто лиц и тысяча ролей.
Ты - Женщина, и, значит, ты - Царица,
возлюбленная всех земных царей.
Ты - Женщина, и, значит, ты - Рабыня,
познавшая солёный вкус обид.
Ты - Женщина, и, значит, ты - пустыня,
которая тебя испепелит.
Ты - Женщина. Cильна ты поневоле,
но, знаешь, даже, если жизнь - борьба,
Ты - Женщина, ты слабая до боли,
Ты - Женщина, и, значит, ты - Судьба.
Ты - Женщина. Ты просто вспышка страсти,
но твой удел - терпение и труд,
Ты - Женщина. Ты - то большое счастье,
которое совсем не берегут...
Ты - Женщина, и этим ты опасна,
огонь и лёд навек в тебе одной.
Ты - Женщина, и, значит, ты - прекрасна
с младенчества до старости седой.
Ты - Женщина, и в мире все дороги
ведут к тебе, а не в какой-то Рим.
Ты - Женщина, ты избранная Богом,
хотя уже наказанная им...
 
Наталия Шевченко

Profile

ofeliyadd: (Default)
ofeliyadd

July 2017

S M T W T F S
      1
2 345 678
9 10111213 1415
16 17181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 06:50 am
Powered by Dreamwidth Studios